Москва (Чайковский)

Материал из Хоровая википедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Москва»
фото
Пётр Ильич Чайковский
Дата создания: 5 апреля 1883 года
Посвящение: по случаю коронации Его Императорского Величества
Жанр: кантата
Слова: Аполлона Николаевича Майкова
Перевод: переработан А. И. Машистовым
Состав: меццо-сопрано, баритон, смешанный хор, симфонический оркестр

Кантата «Москва» (TH 69[1]) для солистов, хора и симфонического оркестра написана в марте 1883 года, по заказу, по случаю коронации Александра III. Первое исполнение кантаты состоялось в Москве 15 мая 1883 года, в Грановитой палате. Солисты Е. А. Лавровская и И. А. Мельников, хор и оркестр под управлением Э. Ф. Направника.

В советское время текст кантаты был "политически отредактирован", в нём были убраны все упоминания о Боге и Царе. В таком виде произведение долгие годы издавалось, исполнялось и выходило в записях.

История создания[править]

8 марта 1883 года Чайковский получил официальное письмо от председателя коронационной комиссии П. А. Рихтера с предложением написать кантату на текст А. Н. Майкова и представить партитуру к 17 апреля. Одновременно с кантатой, Чайковский по заказу города Москвы, писал для коронации Торжественный марш. Такой короткий срок для написания кантаты объясняется тем, что коронационная комиссия обратилась первоначально с предложением написать кантату к А. Г. Рубинштейну.

В письме к Н. Ф. фон Мекк от 9 (21) марта 1883 года Чайковский пишет[2]:

« Президент комиссии так и говорит письме своем, что я один могу выручить их из затруднения, ибо Антон Рубинштейн отказался ввиду краткости срока и указал на меня. Кантата эта должна быть исполнена в Грановитой палате, когда по обычаю, государь обедает один, в виду всех участников церемоний. Я уже сегодня начал писать и то и другое. »

В письме от 20 марта (1 апреля) 1883 года к той же корреспондентке Чайковский сообщает[3]:

« Я окончил сочинение кантаты и марша и принялся за оркестровку. »

23 марта (4 апреля) 1883 года в письме к П. И. Юргенсону Чайковский пишет[4]:

« Кантату я тоже кончаю и вышлю вместе с маршем. Я очень доволен ею и хочу, чтобы её в будущем сезоне спели в Музыкальном обществе. Буду в своё время просить об этом. А тебе издавать её не советую, хотя не препятствую. Клавираусцуг сделан в партитуре. И это я написал ценой страшного усилия и бессонных ночей – даром. »

24 марта (5 апреля) 1883 года, согласно записи на автографе, партитура кантаты была закончена. 25 марта (6 апреля) 1883 года Чайковский извещает П. И. Юргенсана[5]:

« Ценою значительного усилия мне удалось, однако же, для самого себя непостижимо скоро окончить марш и кантату, которые я высылаю завтра к Осипу Ивановичу [Юргенсону] с просьбой доставить кантату в коронационную комиссию. »

На следующий день, 26 марта (7 апреля) 1883 года, Чайковский пишет Н. Ф. фон Мекк[6]:

« …работы мои, вызванные предстоящими торжествами коронации, идут столь успешно, что скоро я от них совсем буду свободен. Мне очень помогло то обстоятельство, что слова кантаты, написанные Майковым, очень красивы и поэтичны. Есть маленькая патриотическая хвастливость, но вместе с тем вся пьеса глубоко прочувствована и написана оригинально. В ней есть свежесть и искренность тона, давшая и мне возможность не только отделаться от трудной задачи кое-как, лишь бы было соблюдено приличие, но и вложить в мою музыку долю чувства, согретого чудесными стихами Майкова. »

15 мая кантата была исполнена в Грановитой палате московского Кремля под управлением Э. Ф. Направника. 21 июня Коронационная комиссия известила Чайковского, что за кантату и марш ему, по распоряжению царя, подносится подарок в 1500 рублей. К большому разочарованию композитора, это был не гонорар, а именно подарок — перстень с бриллиантами. Нуждаясь в деньгах, Чайковский заложил его в Кредитном обществе, получил ссуду в 375 рублей и тут же потерял и деньги и квитанцию, оставшись, как писал к фон Мекк, «ни с чем». Уже в декабре Юргенсон издал клавир кантаты, а летом следующего года была выпущена и партитура[7].

Текст:[править]

I. Интродукция и хор[править]

Советский вариант Оригинальный текст
Смешанный хор

С мала ключика студеная потекла река,
с невелика зачиналась каменна Москва.
Наезжали тут князья тешиться,
по темным лесам кабана травить,
в тихих заводях лебедей стрелять…

С мала ключика студеная потекла река,
с невелика зачиналась каменна Москва.
Наезжали тут князья тешиться
по темным лесам кабана травить,
в тихих заводях лебедей стрелять…

Мужской хор

Гой, не туча в синем небе расстилается —
орды вражьи вал за валом по Руси валят;
не видать в дыму красна солнышка,
стоном стон стоит по лицу земли;
где не бьют людей – гонят в полоны…

Гой, не туча в синем небе расстилается,
злы татары вал за валом по Руси валят;
не видать в дыму красна солнышка,
стоном стон стоит по лицу земли;
где не бьют людей – гонят в полоны…

Женский хор

Полоняночки идут, друг друга спрашивают:
"Из которой веси, из какого города?"
— "Я из Киева". — "Я из Чернигова".
— "Я из Суздаля". — "Из Переяслава"…
"Ты прости прощай, мил родимый край!"

Полоняночки идут, друг друга спрашивают:
"Из которой веси, из какого города?"
— "Я из Киева". — "Я из Чернигова".
— "Я из Суздаля". — "Из Переяслава"…
"Ты прости-прощай, мил родимый край!.."

Смешанный хор

Неужель Руси погибать смертью лютою,
ни пощады ей не будет, ни спасенья?
В людях рознь идёт, меж князей вражда;
где ни глянь, кругом тёмна ночь лежит, непроглядная!

Ты в конец ли, Господи, на Русь прогневался?
Ни пощады ей не будет, ни спасенья?
В людях рознь идёт, в князьях которы[8],
где ни глянь, кругом тёмна ночь лежит непроглядная!..

II. Ариозо[править]

Советский вариант Оригинальный текст
Меццо-сопрано

То не звёздочка засветилася в непроглядной тьме —
то затеплился огонёк в тиши, в каменной Москве,
то надежды луч с малой искорки возгорелся в ней,
заприметили люди русские сдалека его,
заприметили, ободрилися, на Москву глядят,
а в ней свет горит-разгорается, светит всей Руси.
А народ в Москве по ночам не спит, думу думает,
думу думает, дело делает, не торопится.

То не звёздочка засветилася в непроглядной тьме,
то зажглась свеча воску ярого в каменной Москве;
зажигал её там Святитель Пётр да Московский князь,
заприметили люди русские с далека её.
Ободрилися, на неё глядят, Богу молятся,
а она горит-разгорается, светит всей Руси;
а Московский князь возвышается, Думу думает,
Думу думает, дело делает, не торопится!..

III. Хор[править]

Советский вариант Оригинальный текст
Смешанный хор

Час ударил жданный, радостный, избавленья час для всей Руси;
и встречает светлый день Москва, и по всей земле веселие!
Как снега порою вешнею, вражьи полчища растаяли,
утекли водою мутною.
Пронеслися тучи чёрные, вышло солнце из-за туч,
засветился им московский Кремль, золотые храмов маковки!
А в палате узорчатой собрались удалы витязи,
и пирует с ними вся Москва: сбросил с плеч богатырь-народ
иго вражье, иго тяжкое,
мы грабителей прогнали прочь, растоптали басму ханскую,
и бегут толпою конюхи выметать её на задний двор.

Час ударил жданный, радостный, колокольный звон по всей Руси,
и молебны по церквам поют, и по всей земле веселие!
Словно мутны воды вешние, Золота Орда растаяла,
от святой Руси отхлынула!
Пронеслися тучи чёрные, вышло солнце из-за темных туч,
засветился им московский Кремль, золотые храмов маковки!
А в палате узорчатой всех светлей сидит и радостней
на престоле сам Московский князь, самодержец всея Руси,
а не ханский уже данничек.
Его ноженькой растоптана басма ханская валяется,
и бегут толпою конюхи выметать её на задний двор.

IV. Монолог и хор[править]

Советский вариант Оригинальный текст
Баритон

Уж как из лесу, лесу тёмного богатырь выезжал в поле чистое,
В поле чистое, во великий свет.
Погулять ему б да потешиться, силой-удалью похвалитися,
Да как вышел он во великий свет увидали его братья кровные,
Что к нему шли да с горькой жалобой, и взмолилися, громко плачутся:
"Одолели нас силы тёмные, потускнели от слёз наши оченьки,
Наши царства все ниспровергнуты; царство Сербское и Иверское,
Черногорское и Болгарское, — всюду стонет люд, всюду льётся кровь.
Ты для всех теперь для славянских стран
Что звезда взошла путеводная на родной Руси, в каменной Москве!
Суждена тебя доля славная, доля славная, богатырская!
Не тебе ль от рождения назначено всем обиженным быть защитником,
Угнетённых быть избавителем, о Москве недаром ведь сказано:
Пали два Рима, третий стоит, а четвёртому не быть!

Уж как из лесу, лесу тёмного богатырь выезжал в поле чистое,
В поле чистое, во великий свет.
Погулять ему б да потешиться, силой-удалью похвалятися,
Да как вышел он во великий свет, увидали его люди Божии,
Ото всей страны от восточныя и взмолилися, громко плачутся:
Одолели нас силы темныя, Церкви Божьи у нас все поруганы,
Наши царства все ниспровергнуты, царство Сербское и Иверское,
И Болгарское, и велик престол Константинова царя города.
Ты для всех теперь, для восточных стран
Что звезда взошла вифлеемская Во своей святой Каменной Москве!
Полюбил тебя и избрал Господь, повязать тебе Константинов меч,
и венчаться венцом Мономаховым. Сирых быть тебе да защитником,
Поплененных быть избавителем, а Москве твоей есть пророчества:
Пали два Рима, третий стоит, а четвертому не быть!

Смешанный хор Пали два Рима, третий стоит, а четвёртому не быть! Пали два Рима, третий стоит, а четвёртому не быть!

V. Ариозо[править]

Советский вариант Оригинальный текст
Меццо-сопрано

Мне ли долг велит стяг борьбы поднять, в смертный бой вступить?
Кто поможет мне на пути моём?
Разве ты одна, правда светлая, силы мне придашь,
Укрепишь меня ты в этот грозный час
Коль погибнуть мне суждено в бою,
Я лицом к лицу встретить смерть готов.
Мне не жизнь мила, не людской почёт,
Мне дороже их дело правое!

Мне ли, Господи, мне ль по силам Ты тяжкий крест даешь?
Не достоин есмь твоея любви!
Разве ты мне дашь силу крепкую,
Умудришь меня своей мудростью!
Я ж как верный раб предаюсь тебе
И готов в огонь и во всяку скорбь,
Ибо дорог мне не земной почёт,
Не земной почёт, а Христов венец.

VI. Финал[править]

Советский вариант Оригинальный текст
Баритон

По Руси пошёл стук и гром большой,
чтобы сковать себе броню крепкую,
броню крепкую не себе одной,
а что есть людей меж пяти морей,
чтобы жить им всем что одна семья,
что одна семья неделимая,
правды истинной только ищучи
и для Родины не жалеючи
во спасение сложить голову,
ибо выше нет, чем сия любовь!
Ради славы той потрудилися
на веку своём люди русские
по заветам отцовским и дедовским,
по наказу любимой родины,
и стоять на том обещаем мы
все — от старого и до малого!

По Руси пошёл стук и гром большой,
чтоб сковать себе броню крепкую,
броню крепкую не себе одной,
а что есть людей меж пяти морей.
Чтобы жить им всем что одна семья,
что одна семья под одним вождем,
правды божеской только ищучи
и для ближнего не жалеючи
во спасение сложить голову
ибо выше нет, чем сия любовь.
Ради славы той потрудилися
и все предки твои, Царь возлюбленный,
днесь на царствие нам помазанный,
добродетельми изукрашенный,
Божьей милостью нам дарованный!

Смешанный хор

Так живи во век, наш родимый край,
расцветай молодей, что земля весной,
украшайся трудами сынов своих,
Чтобы глядючи на Отчизну-мать, Люди радовались!
И пройдёт твоя далеко слава! Слава! Слава!

И гряди ж ты в путь, Православный Царь!
Да великим твоим царским деланьем
И смиреньем твоим перед Господом
О тебе сердца твоих подданных да возрадуются!
И пройдет твоя далеко в людях слава! Слава! Слава!

Все

Слава солнцу на небе, слава!
Всей земле могучей, нашей Родине, слава!
Мудрым кормчим державы нашей слава!
Нашим доблестным воинам слава!
Всем, кто трудиться на благо, слава!
На века всему народу слава!
Всем народам-братьям слава,
Всем же братьям и гостям слава!
Чтобы правда была на Руси краше солнца светлого, слава!
А эту песнь мы хлебу поём, хлебу честь воздаём! Слава!
Эту песнь мы хлебу поём: старым людям на утешения,
Молодым да на услышанье, на услышанье.
Слава, слава, слава во веки веков,

Слава Богу на небе, слава!
Государю нашему на земле, слава!
Государыне супруге Его, слава!
Государю Наследнику, слава!
Всему царскому дому Его, слава!
И всему Его народу, слава!
Его верным слугам, слава!
И гостям именитым, слава!

Чтобы правда была на Руси краше солнца светлого, слава!
А эту песнь мы хлебу поем, честь воздаем, слава!
Старым людям на утешенье,
Добрым людям на услышанье, слава!
Слава во веки веков, слава!

Состав исполнителей[править]

Солисты, хор и симфонический оркестр:

  • 3 Flauti
  • 2 Oboi
  • 2 Clarinetti (A)
  • 2 Fagotti
  • 4 Corni (F)
  • 2 Trombe (D)
  • 3 Tromboni
  • Tuba
  • Timpani
  • Arpa
  • Солисты
    • Меццо-сопрано
    • Баритон
  • Хор
    • Сопрано
    • Альты
    • Тенора
    • Басы
  • Violini I
  • Violini II
  • Viole
  • Violoncelli
  • Contrabassi

Издания[править]

Партитура:

  • Юргенсон. Июнь 1888 года[9]
  • Чайковский П. И. "Полное собрание сочинений", М., "Музыка", Том 27

Клавир:

  • Юргенсон. декабрь 1885 года
  • Чайковский П. И. "Полное собрание сочинений", М., "Музыка", Том 33 (1965 год)

Примечания[править]

  1. система нумерации произведений, предложенная американским музыковедом А. Познанским и британским библиографом Б. Лэнгстоном
  2. П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон Мекк, т. III, Academia, 1936, стр. 159
  3. П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон Мекк, т. III, Academia, 1936, стр. 166
  4. П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, т. I, М, 1938, стр. 293
  5. П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, т. I, М, 1938, стр. 295
  6. П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон Мекк, т. III, Academia, 1936, стр. 166-167
  7. О кантате на сайте belcanto.ru
  8. Котора – Вражда, распря, раздор:
  9. Хранится в Государственном центральном музее музыкальной культуры имени М. И. Глинки