Игорь Соловьев: «Полигимния» меняет тональность?

Материал из Хоровая википедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Соловьев И. А..jpg
Хоровой портал «Корифей» уже не раз знакомил читателей с жизнью студенческих хоровых коллективов. Молодёжный хор «Полигимния» Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого — один из ведущих в городе. О прошлом и будущем коллектива рассказал его основатель и художественный руководитель — Игорь Соловьёв.

«Полигимния» меняет тональность?

Игорь Александрович, в 2002 году Вы создали Молодёжный хор «Полигимния». Расскажите, как у Вас это получилось?

— История уходит гораздо глубже. В 1998 году меня пригласили в Политех, чтобы к его столетию в 1999 году возобновить хор. В истории Политеха их было три (насколько я знаю), и последний распался в 80-х.

Я тогда был 22-летним студентом, а перед собой увидел около 80-ти поющий политехников, большинство из которых годилось мне в бабушки и дедушки. Все они остро хотели исполнить что-нибудь на юбилее. Праздничный концерт проходил в БКЗ «Октябрьский». Выступление прошло удачно и меня взяли на работу в Политех на постоянной основе.

Но это вступление. Основной же задачей было создать молодёжный коллектив. Это удалось сделать только в 2002 году: студенты приходили в хор, видели людей намного старше себя и уходили. И вот в марте 2002 года, когда молодёжи было всего семь человек, мы решили заниматься отдельно от взрослого хора. Поначалу программа была скромной. В декабре мы впервые вышли на сцену студенческого клуба на фестивале авторской песни «Топос». Вообразите, фестиваль авторской песни — и вдруг хор! Нас было уже одиннадцать, и мы хотели спеть перед публикой. Я начал выступление с извинений, что мы вторгаемся в чужую епархию, на что из зала крикнули: «Ребята, музыка одна, давайте пойте, раз вышли на сцену!». Мы спели. Как ни смешно прозвучит, но мы были безумно этим счастливы. Тёплый приём так нас вдохновил, что уже через месяц мы стали лауреатами районного конкурса, а ещё через два — городского. Нам не было и года, а мы уже завоёвывали весомые призы.

А дальше было 10 лет тишины и покоя. Политех давал нам крышу и зарплату руководителям, очень скромную и по тем временам, и по сегодняшним меркам. Но нас хотя бы не трогали. На свои деньги мы шили костюмы, порой весьма забавные. Сначала юбки: украсить девушек в коллективе — это главное. Нам давали зал для репетиций, но он нам не принадлежал, его могли в любой момент сдать в аренду. Иногда репетировать было негде: мы приходим — а в нём проводят выставку.

В 2007 году я стал директором студенческого клуба и мог лоббировать интересы хора. В 2011 году ректором Политеха был избран Андрей Иванович Рудской, а директор Белого зала Борис Игоревич Кондин стал заниматься молодёжной политикой, на нас обратили внимание, и тогда начался настоящий расцвет коллектива. Университет нас рекламировал, к нам пришли новые люди. Если раньше мы не ездили дальше Минска или Ярославля, то теперь выступали в Чехии, Германии, Словакии и других странах. Появились возможности для творческого роста и досуга. С семи человек хор вырос до семидесяти.

«Полигимния» на фестивале «Апрельская капель-2008»

— У вас очень яркое название, оно появилось с первого года?

— Да, уже на первое выступление мы вышли под этим названием. Камерных хоров тогда становилось всё больше, и выйти на сцену просто как ещё один камерный хор было бы скучно. Мы решили, что нам нужно название, долго их перебирали, и тут одна девушка воскликнула: «Есть какая-то муза, её имя начинается с Поли…», но так и не смогла вспомнить. Мы отправились на поиски, и вот Полигимния — муза песен, гимнов, танцев и многих других побочных деятельностей — стала нашим названием.

— И несмотря на всю эту долгую совместную историю, вы оставляете хор, верно?

— Семейные обстоятельства у меня складываются так, что коллектив я покидаю. На время или навсегда — об этом я пока не могу говорить. Новым руководителем станет наш хормейстер Иван Чекоданов. Он с нами уже два года. Отдать своё детище чужому человеку я бы не смог, ведь у нас сложились свои традиции, свои взаимоотношения внутри коллектива и с администрацией. Когда я пришёл, мне было столько же лет, сколько Ване сейчас. Этот путь я прошёл, и прекрасно помню, сколько хочется сделать молодому человеку. И теперь уже, спустя годы, понимаю, как мало времени для этого даётся.

— Вы уже объявили хору, что покидаете их?

— Да, было грустно, мы до сих пор не можем расстаться: несмотря на сессию, встречаемся поговорить, поиграть в теннис, попеть. Это сложный процесс, но я не хочу устраивать долгие проводы. Есть интернет, всегда можно созвониться и спросить совета. Для меня важно, чтобы ребята не грустили слишком долго. Сезон должен начаться вовремя, шоу должно продолжаться.

— У Ивана есть свой коллектив – Петербургский Новый хор, который не прекращает работу. Иван будет совмещать руководство двумя коллективами?

— Все профессиональные музыканты, к сожалению, “обвешаны” совмещениями: сейчас сложно прожить на одной работе. Поэтому я не вижу в этом ничего страшного, я и сам совмещал руководство хором с преподавательской деятельностью и работой в церковном хоре.

— Но Вы ещё и поёте в мужском хоре «Александр Невский». Сложно ли совмещать эти роли? Не мешает ли опыт руководителя Вам как хористу?

— «Александр Невский» — это единственный хор, в котором я пою, и единственный хор, в котором я хочу петь. Да, я привык стоять спиной к публике и заниматься другой работой. Но в «Александре Невском» поют мои друзья, мы помогаем друг другу, это коллектив единомышленников. Когда я пою там, я рядовой исполнитель и во всём подчиняюсь руководителю. Так меня воспитали в хоровом училище: если человек вышел к хору — значит, он имеет на это право. Кто он — студент или заслуженный мастер — в общем-то, не имеет значения. Этот постулат я передаю и ученикам.

— Бывает, что руководитель хора прекращает петь и его вокальная практика ограничивается тем, что на репетиции он может показать какой-то приём или спеть фразу. Что вы думаете об этом? Помогает ли в работе дирижера его вокальная практика или, наоборот, мешает и от неё лучше отказаться?

— Конечно, помогает. Любой обмен информацией полезен. Попадая в чужую орбиту творческих изысканий, я получаю материал для собственных творческих поисков, открываю вещи, забытые мной или казавшиеся несущественными.

Выступление на фестивале «Благовест». Белый зал, 2018 год

— Вы художественный руководитель нескольких фестивалей, насколько я понимаю.

— Вы про «Благовест»? Я имею к нему отношение, но скорее как координатор. До «Благовеста» был другой замечательный фестиваль — «Апрельская капель», вот там я был художественным руководителем. Это был прекрасный фестиваль, он проводился с 2000-го по 2014-й год. В первые годы фестиваля Белый зал еще не был “раскрученной” концертной площадкой. В нём проводили лекции. Он был не в лучшем состоянии, и мы решили: почему бы ему не поработать немножечко? И организовали такой фестиваль. Не было ни интернета, ни ксерокса, поэтому сарафанным радио мы собрали на первый фестиваль восемь коллективов. Все выступления уместились в один день. А последний, 15-й фестиваль собрал 42 коллектива и проходил 4 концертных дня.

Фестиваль начинался как студенческий, а потом в него стали приходить хоры всех возрастов. Однажды фестиваль даже стал международным: в гости приехал немецкий коллектив. Но потом руководство Политеха решило, что это всё-таки вузовский зал, и не очень хорошо там пенсионерские концерты устраивать. Хотя, конечно, это спорный вопрос.

На смену ему пришел хоровой фестиваль технических вузов «Благовест». Он задумывался как международный, но сейчас наши отношения с другими странами складываются не лучшим образом, и никто к нам пока не приехал. Зато мы осознали одну проблему: сначала по правилам хоры-участники должны были состоять из студентов не меньше, чем на 60 процентов. С огромным трудом мы отобрали 10 коллективов, соответствовавших этому критерию. Потом планку стали снижать. Сейчас студентов должно быть не меньше 40 процентов, но даже это для некоторых заслуженных коллективов недостижимо.

— У вашего хора необычная программа. Большинство коллективов поют серьёзные академические произведения, а вы ищете что-то новое, например, популярную музыку в переложении для хора. Расскажите, как вы подбираете репертуар?

— На этот вопрос ответить непросто. Когда-то нас даже обвинили в том, что мы не относимся ни к одному из основных течений. Мы редко берём академическую музыку, потому что мы поём её слишком эстрадно. Но и эстрадная музыка у нас получается слишком академично. С самого начала идея была в том, чтобы не петь то, что поют другие, и мы старались её сохранять.

Но я думаю и о том, насколько по силам нам будут эти произведения. У нас почти нет крупной формы, потому что нам она тяжела. В основном мы поём миниатюры, произведения разных жанров, композиторов и направлений. Главные наши международные успехи связаны с духовной музыкой. Мы не поём “хоровую классику”: есть хоры, которые это делают лучше, зачем с ними соревноваться?

Итак, моя идея как руководителя заключается в том, чтобы познакомить участников хора с интересной музыкой. Если даже они забудут композитора, то хотя бы название песни или мелодия запомнится.

Наш репертуар со стороны может показаться хаотичным, но, когда выстраиваются большие концерты, выясняется, что там есть внутренняя форма. Как говорил мой педагог по сольфеджио, чувство формы — это врождённое, поэтому я не знаю, как это получается.

Кроме того, мне помогает моё рокерское прошлое, мы иногда исполняем современные хиты. Стараемся петь молодых композиторов. Например, одними из первых пели сочинения Владимира Полякова. Это мой однокурсник, мы хорошие друзья и коллеги.

— В Белом зале Политеха проходит «Форум хоровых собраний», расскажите про эти концерты?

— Они проходят с разной периодичностью. Белый зал, как и любая концертная площадка, не должна простаивать. Естественно, что не только мастера имеют право пользоваться сценой, руководство Белого зала помогает любительским коллективам, особенно студенческим. Так и придумали «Форум хоровых собраний». Зал у нас большой, известный, рядом с метро. Мы предоставляем его коллективам, у которых не всегда есть возможность выделить деньги на аренду.

Условия просты: каждый хор приводит с собой 100 зрителей, по 50 рублей за билет. Идея не в том, чтобы получить эти деньги с коллективов, так как они не компенсируют аренду зала. Идея в том, что коллектив собирает свою публику и приводит её на концерт. (Ведь бывает и такое, что хор есть, а слушателей у него нет.) Иногда руководители не понимают суть фестиваля, приносят только деньги, не приводя публику. Приходится объяснять, что идея в другом. В один концерт стараемся ставить не больше четырёх коллективов, чтобы все попели хотя бы по 25–30 минут. Нашими гостями бывают хоры весьма высокого уровня: всем известный Женский хор «Quellen», например, приходит всегда с удовольствием, хор «ЛЭТИ» — постоянный участник.

— Я часто задаюсь вопросом, остаётся ли хор прежним коллективом после смены руководителя?

— Безусловно, состав меняется каждый год, это главная беда студенческих хоров. Но было бы странно, если бы коллектив всегда оставался таким же, каким был вначале. Он не только может, но и должен меняться: у нового руководителя всегда новые требования, новые цели. Но видите ли в чём дело, репертуар любительского хора невозможно изменить за месяц, этот процесс потребует долгого времени.

Поэтому какие-то произведения из старого багажа, вероятно, будут использоваться, естественно, они будут звучать по-новому. Я уверен, что буду с чем-то не соглашаться, но это не даёт мне как отцу-основателю право вмешиваться в работу коллектива, находясь не в его системе.

Выступление на фестивале «Веснушка». Ярославль, 2018 год

— Вы можете подвести итог своей дирижёрской деятельности в хоре «Полигимния»?

— Я бы не хотел подводить итоги. Лучшей оценкой моей работы будет то, насколько долго и сильно коллектив продолжит свою жизнь. Если я смог создать хор, который сохранит свой уровень под руководством другого человека, то я не зря проработал эти 17 лет.

Я ухожу не потому, что боюсь трудностей, меня никто не гонит, я мог бы здесь работать если не до пенсии, то по крайней мере пока руководство меня терпит. Но мы не всегда зависим от себя. Решение уйти долго во мне зрело. Я пришёл к выводу, что мы в жизни создаем себе якоря, которые нас удерживают на одном месте. К якорю привязана цепь, которая, к сожалению, ограничивает наше развитие и убивает желание перейти на новую орбиту. А потом, когда желание появляется, на это уже просто не хватает сил…

Уходя, я хотел бы поблагодарить людей, которые были со мной на протяжении этого времени, хормейстеров и певцов, которых сменилось не одно поколение, администрацию университета, а также слушателей, которым мы были интересны. Любительское хоровое творчество не должно находиться на задворках основных музыкальных событий, и потому радостно, что есть люди, которые им занимаются, выводят его наверх.

8 июля 2019 года

КОРИФЕЙ.jpg Материал хорового портала Санкт-Петербурга «Корифей»